Вверх
Вниз

Добро пожаловать!

Дата открытия форума: 01.06.2022

Дата в игре: 240 - 251гг 4 эпохи.

Находясь перед выбором - жить, как обычный человек, старея и умирая, или же быть навеки проклятым, продолжая умирать снова и снова, — какой путь ты выберешь? И есть ли действительно этот выбор? Ведь все, что остается человеку на жизненном пути - шаг за шагом двигаться вперед, наперекор другим, наперекор себе, наперекор судьбе.
Наперекор механизму, что движет вселенной.
Наперекор всепоглощающему злу, что терзает эти земли.
Спаситель, герой, правитель, разрушитель, завоеватель, злодей. А так же всеми забытый доходяга. Кем бы ты ни был. Какой путь не выбрал.

Добро пожаловать, затерянная в оборотах Колеса, душа.
Добро пожаловать, в объятья своей судьбы!

L'Aeterna: adesso sono qui

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » L'Aeterna: adesso sono qui » Квестовая » Живые Туманы » - Часть - 1 - Проклятый постоялый двор - [200 год 4 эпохи][квест]


- Часть - 1 - Проклятый постоялый двор - [200 год 4 эпохи][квест]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Живые Туманы
https://i.pinimg.com/564x/87/b5/06/87b5064788cd65f4ab05ca0959ca8334.jpg


Кто

Где

Когда

Сабуро | Кухулин
Любой желающий по акции.

Деревня Цинвалл,
Постоялый Двор.
Носгот.

~200 год 4 эпохи.
Затем время Носгота.


- Часть - 1 - Проклятый постоялый двор -
Деревня цинвалл. Хребет Мира

В горах Хребта Мира, на берегу озера стоит поселение цинвалл. В основном здесь занимаются рыболовством и выращиванием лотосов. Вокруг города раскинулась зеленая долина. На ее границах с севера растет глухой лес, где поговаривают водяться наргакуги, а так же тоби-кадачи. На юге от города раскинулись фермы. На западе и востоке горные хребты.
Но не так давно город словно опустел, а лорду Малеку пришел заказ расследовать это происшествие. И он не смог отказать по простой причине - цинвалл никогда не звали охотников без веских причин. Как раз в тот момент в крепости уже обосновался Кай. Так как он достаточно хорошо знал те места, - они располагались по дороге из Ларога в Кайбер, то эльфа направили на помощь охотникам.
Кухулин, который так же по какой-либо причине был на материке, получил письмо от Малека с заданием и направился в городок. В письме глава ордена давал понять, что на месте его будут ждать другие.

[hideprofile]

+1

2

Кай ехал в крепость охотников с той мыслью, что он не станет напарником ведьмакам. Связан этот факт был с простой истиной – ему было плевать на ведьмаков, как таковых. Его интересовало только то, чему его могут обучить местные мастера. Бесконечное самосовершенствование было его целью. Об этом же твердила и его вера. Никогда Кай так сильно не ошибался в своей жизни.
Когда его вызвал к себе главный по ордену, эльф уже знал, что ничем хорошим сие не закончится. Его предупреждали. И не раз. В основном те самые мастера, которые не понимали, какого такого лешего среди них затесался маг, которому положено магию магичить, а не с клинком в руках танцевать. Это заставляло эльфа улыбаться, что он и делал. Видимо зря.
Когда ему поведали суть проблемы, Кай сначала нахмурился. Потом переспросил, затем нахмурился еще сильнее. Он знал, о какой деревне идет речь, он там прожил свои первые пятьдесят лет жизни. Помнил и озеро, и лотосы и прочие достопримечательности этого места.  И если интуиция подсказывала, что что-то здесь нечисто и он в целом прибыл в крепость не за этим, то зов долга, - который еще теплился где-то глубоко внутри бывшего асадар, - говорил, что надо идти. Кай не любил подобных ситуаций. Более того, он просто их ненавидел, потому что чаще всего здравый смысл был не на его стороне. Так случилось и в тот раз.
И вот он стоит на окраине деревни и смотрит на серые улицы. Они выглядят иначе, чем он помнил. Серые дома, заборы, украшения на улицах, как будто кто-то выключил весь цвет. О такой магии ему никто и никогда не говорил. Кай делает шаг вперед, потом второй. Прислушивается к ощущениям, но не чувствует ничего. Никаких следов магии. Враждебных плетений, конечно же, потому что сила, она же повсюду.
А еще ему определенно не нравится, что вокруг как-то слишком тихо. На всякий случай эльф достает меч и продолжает свой путь. Тот ведет его в сторону центра города, где расположен постоялый двор. Сначала он хочет узнать слухи у местных, а потом уже заявиться в дом старейшины города. К тому же где-то здесь его должны ждать ведьмаки. На их помощь Кай не особенно рассчитывает, так как на пути он никого не встретил, хоть и гнал лошадь достаточно быстро.
Эльф проходит мимо домов и отмечает, что некоторые из них открыты, другие – нет. Это настораживает еще больше. Складывается впечатление, что из города быстро эвакуировались. Он качает головой, давая призрачный шанс надежде, которая ядовитым червем скребет сердце. Кай точно не хочет, чтобы что-то случилось с местным населением. Ведь он помнит, как они относились к нему, пока растили очередного сына Кайбера.
Постоялый двор высится впереди. Он огорожен от остального города каменной белой стеной и внутрь ведут ворота. Одна створка закрыта, а другая качается на ветру. Последний эльф замечает, когда видит створку. Черные брови сходятся на переносице. Что-то не так, но эльф не может понять, что именно.  Птица-конструкт на его плече иногда встряхивает головой, но не подает никаких признаков того, что рядом опасность.
Вокруг все еще никого, да и со стороны постоялого двора не слышно ни единого звука. Хоть по определению должно быть иначе.  Это раздражает. Неизвестность, которая подобно тягучему, вязкому маслу облепливает со всех сторон. Ворота приближаются и за ними Кай замечает фигуру, облаченную в черное. Так же, как и он сам, некто вооружен, поэтому эльф старается ступать медленно и аккуратно. Почти так, как учил один из мастеров в крепости охотников. И единственные звуки, которые могут выдать его – мелкая галька под ногами, да звуки конструкта на плече. Подходя ближе Кай отмечает белые волосы некоего и пытается вспомнить, что ему говорил Малек перед отправкой сюда. Но как назло эту часть брифинга эльф пропустил мимо. Он считал, что узнает ведьмака и без того. А уж клэймор и подавно. Но сейчас толи из-за атмосферы, толи по еще какой причине, Кай все ставит под сомнение. Даже то, что видит. Мертвые города определенно дурно на него влияют.

[nick]Saburo Kai[/nick][status]Был бы бетменом, но характер не позволяет[/status][icon]https://i.imgur.com/BmEYlcv.png[/icon][sign]https://i.pinimg.com/originals/4b/61/95/4b619575e9e4f74dbda7f7cb824133cf.gif[/sign][lz5]<div class='lz1'><div class='lz1Bold'> <a href='ССЫЛКА НА АНКЕТУ'>Сабуро Кай 210 <sup>y.o</sup></a> </div><br>  <div class='lz1about'> Мог бы стать крутым воякой с конструктом, а стал калекой с магией. </div></div>[/lz5][race]<img src="https://i.imgur.com/S02Sgal.png">[/race]

+2

3

Шел медленно, не прилагая особых усилий для этого. Чисто по привычке ступал подобно кошке, которая подбирается к воробью. Разум и сердце наполнились спокойствием, как это часто бывало на заказах. И даже огонь, что полыхал в узких коридорах вокруг, не мог поколебать это состояние. Полное ничто в голове, когда превращаешься в сплошные рефлексы. Очередной шаг и слышен хруст половицы. Затем еще одной. Падать вниз нельзя просто потому, что там, на нижнем этаже, гремит и полыхает пламя, которое не успело пожрать здание до конца. Но очень медленно продвигалось, облизывая алыми языками стены и несущие балки.
Тихое ругательство под нос даже не слышно. И зачем только согласился? Радовал тот факт, что броню оставил с лошадью на постоялом дворе, а с собой взял только копье. В голове возникают слова трактирщика о том, что это самоубийство. Возможно, обрюзглый жирдяй действительно волновался, но отношение к ведьмаку, а так же возможность заполучить хорошего коня, перевешивали желание остановить не словом, но действием.
Балку удалось преодолеть еще за несколько шагов, а затем позади слышится звук разваливающихся половиц. Это этаж ухнул вниз. Балкон же, к которому вела балка, был ровно таким, чтобы встать на него и самому не полететь вниз. И хоть несколько метров вниз – не смертельны, но путь-то был другим...
Когда возвращается обратно к трактирщику, тот сначала не верит своим глазам. А потом пытается зажать несколько монет, как уплату за письмо и хранение вещей. Сразу видно, понимает, что уставший ведьмак не станет спорить из-за пятка монет. К тому же письмо интересует больше, чем плата. Ведь деньги для того, кто так же промышляет пиратством – не самое главное.
Письмо свежее, украшено эмблемой самого главы ордена на сургуче. Это не вызывает никаких приятных чувств. Наоборот, кажется, что заказ до этого просто ничего не стоит. Подумаешь, какая-то молодая мантикора, что повадилась сжигать деревни недалеко от своего гнезда. Содержимое же письма подтверждает все догадки. А ведь планы были другими. Бани, выпивка, хорошая компания. И все это придется отложить, ведь главе ордена просто так не отказывают. Запахи и звуки дома манят к себе, но время направиться туда еще не пришло.
В итоге, приятное времяпрепровождение ограничивается тазом с водой, горячей едой, да коротким перерывом на то, чтобы эту еду съесть. А далее снова долгий путь в седле, так как просто так проход через горы не преодолеть.

Деревня перед глазами напоминает исходящий паром труп, укрытый тонким саваном из темной сажи. И это ощущение только увеличивается с каждым новым шагом. Тот самый момент, когда тешить себя надеждой на лучшее – только время терять. Вопрос только один: кто такое мог сотворить? Ведь за те прошедшие пятьсот лет таких деревень видел не мало. И почти каждый раз виноваты были то проклятые, то какие-нибудь реликты. Но обычно и первые и вторые оставляли за собой след. Из трупов ли, из крови или разрушенных строений. А здесь: ни следов, ни разрушений. Даже ветер, кажется, боится потревожить воцарившуюся тишину.
Инстинкты охотника зовут проверять каждый дом, распахивая незапертые двери и стуча в те, что не поддавались. Выбивать их, желания нет. Да и есть ли смысл, если пройдя уже половину, так никого и не встретил?
Внимания сам собой привлекает постоялый двор. Он как будто стоит особняком от остальной деревни. Рука ложится на створку ворот и тянет ее в сторону. Тишину разбивает громкий скрип, как будто ее веками никто не смазывал. Глаза щурятся от громкого звука, а брови сходятся на переносице. Подобное слишком резко для эльфийского уха и захоти кто напасть, сейчас очень подходящий момент.
На дворе царит такая же тишина, как и вне его. Только какие-то клочки бумажных украшений летают низко над землей. И снова медленные шаги без усилий ровно до середины площадки, которая ведет к водной двери. И снова полное ничего, только холодные поцелуи горного воздуха.
Шаги позади такие тихие, что их можно не заметить. Особенно когда сосредоточен на другом. Но все же недостаточно тихие. Копье в руке чуть меняет свое положение, подготовленное к удару. А на губах цветет ухмылка. И весь фокус в том, что всегда рано или поздно наступает такой момент, когда противник подходит достаточно близко, чтобы его почувствовать. Вот и сейчас чувствовал. Рука делает взмах на развороте. Ноги, точно так же, как в горящем доме, переступают по мелким камням.
Янтарные глаза щурятся. Присутствие цинвалл - не удивляет, удивляет другое. Внешний вид, да чужая манера держаться. Это происходит какую-то долю секунды, потому что копье совершает еще один удар, почти такой же стремительный, как первый.
Более конкретно рассмотреть противника не удается. Даже оценить противник ли это? С другой стороны, союзник не стал бы подбираться так бесшумно.  Очередной удар достигает цели. И на какое-то время цель этого заказа отходит на задний план.
- Не плохо, - слетает с губ тихая усмешка. – Не плохо…

+2

4

Скорее краем глаза, Кай улавливает чужое движение, успевая в последний момент увернуться от чужого копья. Птица взлетает с его плеча, чтобы не мешать сражению. Эльф делает несколько быстрых шагов назад, взмахивая своим дао, чтобы отклонить чужой выпад. Это происходит так, быстро, что мозг не поспевает за реальностью. Работают чистые рефлексы. И, наверное, Сид может похвалить себя за то, что еще хоть что-то помнит из далекой юности. 
Всему виной не только увечья, но так же и то, что общество цинвалл – специфическое. Хоть они познали горечь изгнания, но в душе остались все теми же эльфами. Как тот, что сейчас стоит перед ним. А эльфы не так чтобы любят слабости. О чем ему не раз и не два успели напомнить еще тогда, перед отправкой в Арк. И естественно, все потуги Кая сохранить былую форму, исключительно его инициатива и они не идут ни в какое сравнение с тренировками кидарим или асадар.
Вокруг них площадка постоялого двора. Каменные стены изнутри такие же, как и снаружи: каменная кладка, покрытая толстым слоем глиняной смеси и выкрашенная в белый цвет. Ближе к самой гостинице стены упираются в стойла, которые расположены по обе стороны от входа. Между ними и самой чайной еще несколько метров террасы, по которой в обычные дни ходят гости и шныряют слуги.
Стойла конюшен – пустые, только на крюках висит сбруя, да в кормушках лежат охапки сена. Недалеко от них так же насыпан стог, из которого торчат ручки телеги. Остальные ее части в виде колес и досок лежат тут же. По другую сторону – стоят огромные бочки, и об их содержимом остается только догадываться. Возможно, Кай бы и подумал, но все его внимание занимает нежданный противник. Они обмениваются очередными выпадами, но не попадают. На мгновение цинвалл даже замирает, встряхивая головой в усмешке. Он ведь не хотел сюда ехать, но теперь его разочарование сменяется некоторой заинтересованностью.
Этого короткого мига достаточно, чтобы копье его настигло.  Кай смотрит на свое плечо, на стык между живой плотью и не живой. На какой-то момент он теряет ощущение руки, так как видимо наконечник задевает один из важных магических путей.  Искусственные пальцы разжимаются, но радует то, что дао находится в другой руке.
- Ты тоже, - откликается цинвалл на чужие рассуждения. Возможно, это и не комплемент вовсе. Возможно, просто отражение чужих мыслей о чем-то своем, но военная выправка не дает оставить это без внимания.
Краткий миг передышки сменяется новой атакой. На этот раз более хитроумной и обманной, нежели до этого. Можно сказать, что пробу чужих навыков они прошли, и теперь начинался настоящий бой. Но стоило ли его продолжать? Будь он обычным человеком, то непременно бы остановился, чтобы выяснить, кто перед ним стоит. Помимо того, что ведьмак, так как золотые глаза отметают иные варианты.
- Малек сказал, что здесь будут ведьмаки, - произносит задумчиво Кай, когда расстояние между ними позволяет это сделать. За это можно пожурить только себя, и все потому, что удачный удар оборачивается чужим захватом.
Ответа он, в общем-то, и не ждет, ударяя ведьмака головой и вырываясь из захвата. Цинвалл ловит себя на мысли, что, скорее всего ему в этом бою понадобиться магия, чтобы победить. Но ее он решает приберечь на потом. Когда они вспомнят, что встретились здесь по заданию, а не просто бросили друг другу вызов в поединке. И пока это время не пришло, он готов продолжать дальше.

[nick]Saburo Kai[/nick][status]Был бы бетменом, но характер не позволяет[/status][icon]https://i.imgur.com/BmEYlcv.png[/icon][sign]https://i.pinimg.com/originals/4b/61/95/4b619575e9e4f74dbda7f7cb824133cf.gif[/sign][lz5]<div class='lz1'><div class='lz1Bold'> <a href='ССЫЛКА НА АНКЕТУ'>Сабуро Кай 210 <sup>y.o</sup></a> </div><br>  <div class='lz1about'> Мог бы стать крутым воякой с конструктом, а стал калекой с магией. </div></div>[/lz5][race]<img src="https://i.imgur.com/S02Sgal.png">[/race]

+1

5

Движения синхронные, подобно отточенному танцу. Жухлые листья, что лежат под ногами взвиваются в воздух от движения оружия. И, казалось бы, что в жизни пирата достаточно сражений, но сейчас, подобно мальчишке, бросился в бой. Друг, враг, какая разница, если нет ничего прекраснее песни стали?
Внимание на мгновение привлекает птица, и мозг услужливо подбрасывает перед глазами воспоминания. О времени, что провел в Дрегане. Там было много таких. И других. Одни были подобны людям, другие – животным. Каждому было свое место. Иногда, в голове проскальзывала мысль, что цинвалл сами по себе были механизмом. Отлаженным где каждый эльф – шестеренка, заставляющая все остальные работать. Вытащи одну и все рассыплется.
Копье оставляет свой наконечник в чужом плече. И глаз, наконец, улавливает, что это тоже механизм. В голову приходят мысли о Дрёгане и о том, что подобного вида протезы бывают только у определенных изгнанников. Глаза снова окидывают чужую фигуру и зацепляются за манеру держаться. Первое впечатление, как то бывает, обманчиво. И правота этой мысли приходит сразу после, когда своеобразная разминка заканчивается. Теперь удары еще более выверенные, а удары более хитрые.
С каждым новым ударом вокруг начинает кружиться пыль, а так же рассыпанное сено. Был бы снег, то сцена поединка выглядела бы красивее. Но и так сойдет. Вокруг проклятая деревня, а не театральные подмостки. Скольжение вбок, кувырок, захват. Но опыт говорит, что это не победа и это правда.
- Малек в целом любит много о чем говорить, - улыбка растягивает губы, на которых чувствуется привкус крови. Надо же, пропустить такой очевидный удар. Возможно, это старость, а возможно просто позволяет сделать это. Но очевидно и то, что его противник силен.
Если соперник ожидает ответа, то его просто нет. На самом деле на этом можно было остановиться, но все продолжается. Хоть и заметно, что с поврежденной рукой бой начинает становиться однобоким.  Три четких удара, должны закончить весь этот фарс. Они хоть и точные, но теперь не несут за собой цели покалечить. Впереди ждет неизвестность и с каждым новым ранением повышается вероятность не вернуться. Этого Малек точно не простит. Глава ордена и так со многим мирится.
- Но тебя я не помню среди бойцов ордена, да и на ведьмака ты мало похож. Скорее, направляющий из зеленых? – это простая догадка, так как никого больше Малек послать не мог. Да и не стал бы.  Была вероятность, что кто-то из ополчения деревни, но слишком странно одет для обычного ополченца. Догадки, догадки.
Кровь сочится по губе и ее стирает одно движение. Остается только медный привкус с чуть солоноватым отливом. Чувство, которое не ждал ощутить сегодня. И еще одно доказательство того, что пора заканчивать.

+1


Вы здесь » L'Aeterna: adesso sono qui » Квестовая » Живые Туманы » - Часть - 1 - Проклятый постоялый двор - [200 год 4 эпохи][квест]